Регистрация    Войти
Авторизация
» » » Они стрелялись за Родину

Они стрелялись за Родину

Категория: Факты истории / Факты истории
Они стрелялись за Родину 
 

 Исследуя биографии и личности противостоявших друг другу полководцев, неизбежно встречаешь неожиданные параллели, побуждающие взглянуть по-новому на те трагические, но великие события.  

 

МИХАИЛ ЕФРЕМОВ И ВАЛЬТЕР МОДЕЛЬ: КРАСНЫЙ ПОЛКОВОДЕЦ ПРОТИВ «ПОЖАРНИКА ФЮРЕРА»  

 

В ходе контрнаступления советских войск под Москвой в декабре 1941 г. – январе 1942 г. войска нацистской Германии были вынуждены отступить от столицы. Но противник был отброшен не так далеко, как хотелось бы военно-политическому руководству СССР. Силам вермахта удалось создать мощный – до 160 км в глубину и до 200 км по фронту – Ржевско-Вяземский выступ, который рассматривался немецким командованием как плацдарм для нового наступления на советскую столицу.  

 

Наличие крупной немецкой группировки на подступах к Москве заставляло войска Калининского и Западного фронтов в течение 15 месяцев проводить операцию за операцией, чтобы ликвидировать серьезную опасность. Достаточно сказать, что в жестокой схватке в пространстве Вязьма – Гжатск – Ржев – Белый против Красной Армии было сосредоточено до двух третей войск группы армий «Центр».  

 

В начале января 1942 г. советское командование приняло решение о проведении Ржевско-Вяземской наступательной операции. Фактически это была первая масштабная попытка Красной Армии окружить группировку противника на московском направлении. К сожалению, она окончилась неудачей, в том числе и потому, что 33-я армия генерал-лейтенанта Михаила Ефремова сама оказалась в котле и не вышла из него. Оппонентом советского полководца здесь выступил командующий 9-й полевой армией, генерал танковых войск Вальтер Модель – признанный мастер по ведению оборонительных сражений. Ефремов и Модель были в равной степени храбрыми, стойкими и деятельными командирами. Они были в известной мере похожи – верные солдаты своих вождей, твердые носители господствовавших идеологий, специалисты военного дела. Даже смерть они приняли одинаковым образом…  

 

Они стрелялись за Родину 
 Командующий 33-й армией генерал-лейтенант Михаил Григорьевич Ефремов


Михаил Григорьевич Ефремов родился 27 февраля 1897 г. в городе Тарусе Калужской губернии, в семье бедных мещан. С детства он помогал отцу в хозяйстве, пока его не приметил купец Рябов, получивший согласие родителей забрать мальчика к себе на мануфактурную фабрику в Москве. Фабрика располагалась в Большом Воскресенском переулке, где Михаил поначалу работал подмастерьем. Вскоре он поступил на учебу в граверную мастерскую. Эта работа ему очень нравилась, заработок был надежным, что позволило подростку переселиться из ночлежного дома в квартиру. Через некоторое время мальчик поступил на шестилетние Пречистенские рабочие курсы, которые успешно закончил.  

 

После начала Первой мировой войны Михаила призвали в армию. В сентябре 1915 г. он попал в 55-й запасной полк. Поскольку он имел шестилетнее образование, его откомандировали в Грузию, в город Телави, в школу прапорщиков. Весной 1916 г., сменив юнкерские погоны на погоны младшего офицера, Ефремов был направлен на Юго-Западный фронт. Здесь он был зачислен в тяжелый артиллерийский дивизион и в его составе принимал участие в знаменитом Брусиловском прорыве в Галиции.  

 

Военная служба Ефремову нравилась. Простые солдаты его любили за то, что в бою он всегда был рядом, не чурался заменить хоть наводчика, хоть замкового, хоть подносчика снарядов, когда кто-либо из орудийной прислуги выбывал.

В 1917 г. на фронте возникли волнения. В войсках плебейско-солдатские массы вешали, расстреливали, топили своих офицеров, братались с противником. Совершая предательство, солдаты – под воздействием вражеской пропаганды – покидали позиции и дезертировали в тыл. Ефремов до определенного момента сопротивлялся этим беспорядкам, но вскоре стихия хаоса захватила и его. Он вернулся в Москву, где в ноябре 1917 г. принял участие в подавлении восстания юнкеров.   Во время Гражданской войны Ефремов воевал на Южном и Кавказском фронтах, прошел путь от командира роты до командира корпуса. Он успешно командовал отрядом из четырех бронепоездов 11-й армии в Бакинской операции, за что был награжден орденом Красного Знамени и орденом Красного Знамени Азербайджанской ССР № 1. В 1920 г. Михаил Григорьевич окончил Высшие военно-академические курсы, командовал 33-й отдельной стрелковой дивизией, которая способствовала большевистскому восстанию в Грузии.  

 

В 1921 г. соединение Ефремова под руководством М. Тухачевского подавляло Тамбовское восстание, которое большевики окрестили Антоновским мятежом. В отношении восставшего народа части Рабоче-крестьянской Красной Армии (РККА) применяли все средства, в том числе и химическое оружие. До сих пор в исторических кругах идут споры о том, какова была роль Ефремова в этих трагических событиях. По одной из версий, он не разделял позицию Тухачевского, требовавшего жестокой расправы над повстанцами. Тем не менее дальнейшая военная карьера М. Г. Ефремова сложилась весьма удачно, и это дает основание утверждать, что будущий командующий 33-й армией был причастен к преступлениям, совершенным в 1921 г. на Тамбовщине. После Гражданской войны Ефремов проходил службу на командных должностях. В 1927 г. в качестве военного советника находился в Китае. Спустя год он командовал 18-й Ярославской стрелковой дивизией, а затем поступил на Курсы высшего начальствующего состава РККА. В 1929 г. Ефремов прошел обучение на факультете единоначальников в Военно-политической академии им. Н. Г. Толмачёва в Ленинграде. В 1930 г. он поступил в Особую группу Военной академии им. М. В. Фрунзе. В 1933 г. Михаил Григорьевич закончил обучение и получил следующую аттестацию: «Здоровый, энергичный, выносливый строевой командир…  

 

Академический курс усвоил хорошо, значительно вырос в области тактического развития и оперативного искусства. Пополнил политические знания, значительно повысил грамотность, изучил дополнительно английский язык».  

 

В 1937–1940 гг. Ефремов командовал войсками Забайкальского, Орловского, Северо-Кавказского и Закавказского военных округов. Наиболее трудным для Михаила Григорьевича оказался 1938 г., когда в СССР развернулась масштабная чистка командных кадров РККА. Ефремова вызвали в Москву, поселили в гостинице «Москва» и взяли под домашний арест. НКВД подозревало его в связях с «врагом народа» Тухачевским. Допросы длились два с половиной месяца. Ефремов направил несколько писем на имя старых друзей – К. Е. Ворошилова и А. И. Микояна – с просьбой о помощи. В итоге дело закончилось допросом в присутствии Сталина, после чего военачальника освободили.  

 

Войну Ефремов встретил в звании генерал-лейтенанта и на должности командующего 21-й армией. Армия воевала в составе Западного фронта, вела бои на могилёвском направлении. 7 августа 1941 г. Михаила Григорьевича назначили командующим войсками Центрального фронта. В последующем он стал заместителем командующего Брянским фронтом, командовал 10-й армией. В октябре 1941 г. его утвердили на должности командующего 33-й армией, с которой и был связан последний этап его военной карьеры и жизни.  

 

ФАНАТИК МОДЕРНИЗАЦИИ  

 

Вальтер Модель родился в деревушке Гентхайм возле Магдебурга 24 января 1891 г. (земля Саксония-Ангальт). Его родители были лютеранами и при крещении дали младенцу имя Отто Мориц Вальтер.  

 

Они стрелялись за Родину
 Командующий 9-й полевой армией генерал-полковник Вальтер Модель


Как и Ефремов, Модель происходил из среды, в которой офицерская служба казалась делом не то чтобы нежелательным, но маловероятным. Его отец, Отто, был пастором, старшим преподавателем в семинарии, а позднее – дирижером церковного хора. Матушка Моделя происходила из обыкновенной крестьянской семьи, в ее роду были торговцы лошадьми и кабатчики. Впрочем, дядя Вальтера, Мартин, числился офицером резерва в 52-м полку.  

 

По утверждению некоторых европейских исследователей, будущий гитлеровский генерал находился в дальнем родстве с вождем мирового пролетариата Владимиром Ульяновым-Лениным, который, несмотря на многонациональность его генеалогического древа, как известно, не принадлежал к какой-либо русской или европейской аристократической фамилии. Эти историки (правда, до сих пор непонятно, на основании каких источников) считают, что Ленин был родственником Моделя по линии матери. Подозревал ли о таком родстве сам фельдмаршал – история умалчивает. Этот курьезный факт его биографии и сегодня вызывает множество вопросов в серьезных научных кругах.  

 

Образование Модель получал в гимназии Эрфурта, причем его школьным товарищем был Ганс-Валентин Хубе, в дальнейшем ставший известным генерал-полковником вермахта и кавалером Рыцарского креста, Железного креста с дубовыми листьями, мечами и бриллиантами. Что касается Вальтера, то в ту пору это был болезненный мальчик, уже с малых лет удивлявший учителей своим нестандартным мышлением. Он обожал греческий язык и латынь и живо интересовался историей.

В 1906 г. юный Модель увидел учения егерского батальона, расквартированного возле Наумбурга. С того времени Вальтер стал грезить армией. Спустя два года Модель упросил своего дядю – офицера использовать свое влияние, чтобы племянника приняли в военное училище в городе Нейсе в качестве кандидата в офицеры 52-го бранденбургского пехотного полка. Верный друг Хубе также последовал его примеру.  

 

Несмотря на проблемы со здоровьем, периодически возникавшие у Моделя во время обучения, 22 августа 1910 г. ему все же присвоили звание лейтенанта и направили младшим офицером в 11-ю роту 52-го полка.  

 

Когда началась Первая мировая война, Модель был отправлен на Западный фронт. Он воевал в пехоте, был несколько раз ранен и награжден за храбрость Железным крестом I класса. Также он был удостоен очень редкой и почетной награды – Рыцарского креста королевского домашнего ордена Гогенцоллернов с мечами. В конце войны подающего надежды офицера перевели в Генеральный штаб в Берлине, причем без прохождения необходимого для этого обучения в военной академии. Вскоре Модель завоевал известность, благодаря своей книге о фельдмаршале фон Гнейзенау (1760–1831).  

 

В период между двумя мировыми войнами Модель стал военным специалистом в технических вопросах. Он совершил шестинедельную поездку по секретным учебным лагерям рейхсвера в Советском Союзе. Модель прибыл в СССР вместе с группой офицеров, в которую входили Вальтер фон Браухич (в 1938–1941 гг. главком Сухопутных сил рейха), Вильгельм Кейтель (в 1939–1945 гг. начальник штаба ОКВ) и Эрих Кёстринг (с 1944 г. начальник добровольческих соединений). Делегация посетила несколько частей РККА. В результате этого визита молодой майор генштаба подготовил технический обзор состояния вооружений Красной Армии. Кроме того, по свидетельству знакомых Моделя, визит в Страну Советов сформировал у него «стойкую неприязнь ко всему, что связано с коммунизмом».  

 

В 1930 г. Модель занял должность начальника 4-го отдела Управления личного состава рейхсвера, а затем стал начальником технического отдела армии. С приходом к власти Гитлера Модель превратился в сторонника нацистов и их фанатичного приверженца. Он познакомился с Геббельсом, на которого произвел очень благоприятное впечатление, а тот, в свою очередь, представил его фюреру, мнение которого оказалось не менее благоприятным.   Модель лично занимался детальным изучением опыта использования танков и самолетов в Испании. Зимой 1937–1938 гг. он совершил поездку по границе с Чехословакией, чтобы проверить перспективы использования осадных орудий против линии чешских укреплений. За энтузиазм в отношении военных инноваций Моделя прозвали «фанатиком модернизации». В марте 1938 г. его произвели в генерал-майоры, а через 8 месяцев назначили начальником штаба IV армейского корпуса в Дрездене.  

 

Во время захвата Польши в сентябре 1939 г. Модель проявил себя как талантливый начальник штаба. Вскоре, однако, на его плечи легли не только оперативные задачи, но и функции по поддержанию безопасности в тылу своего объединения. Он был вынужден заниматься организацией транспортных колонн, охраной пленных. Ему пришлось применять «антипартизанские меры», которые часто сводились к уничтожению нелояльного населения. Журнал боевых действий IV корпуса за этот период сохранил отчеты о карательных рейдах, сожженных деревнях и казнях. Под целым рядом таких документов стоит подпись Моделя. Не случайно после войны его объявили военным преступником.  

 

Модель хорошо проявил себя во Французской кампании, руководя штабом 16-й армии. Но по-настоящему талант Моделя раскрылся во время войны против Советского Союза. Командуя 3-й танковой дивизией, входившей в состав 2-й танковой группы Гудериана, он форсировал Буг, затем Березину и Днепр, взял Бобруйск, принимал участие в сражениях при Белостоке, у Минска и Смоленска. Именно Модель шел на острие танковых армад Гудериана, замкнувших печально известный котел под Киевом. В октябре 1941 г. он участвовал в наступлении на Москву, в ходе которого его произвели в генералы танковых войск. Наконец 12 января 1942 г. Моделя назначили командующим 9-й армии. Гитлер счел, что Модель выполнит любой его приказ и стабилизирует положение под Ржевом и Вязьмой.

РЖЕВСКО-ВЯЗЕМСКАЯ БОЙНЯ  

 

Попытку ликвидировать немецкую группировку войск на центральном стратегическом направлении советское командование предприняло сразу, как только вермахт был отброшен от Москвы. Было решено провести Ржевско-Вяземскую наступательную операцию в начале 1942 г. Цель операции сводилась к тому, чтобы завершить разгром группы армий «Центр». В директиве Ставки Верховного главнокомандующего от 7 января 1942 г. планировалось «окружить, а затем пленить или уничтожить всю можайско-гжатско-вяземскую группировку противника».  

 

Наступление осуществлялось войсками Западного (генерал армии Г. К. Жуков) и Калининского (генерал-полковник И. С. Конев) фронтов. В составе двух фронтов в операции принимали участие войска 14 армий, трех кавалерийских и одного воздушно-десантного корпусов, фронтовые ВВС с привлечением дополнительных воздушных сил.  

 

В состав группы армий «Центр» (генерал-фельдмаршал Г. Клюге) входили в то время две полевые и две танковые армии. В количественном выражении советские войска на этом участке фронта насчитывали более 688 000 чел., 10 900 орудий и минометов, 474 танка, вермахт – около 625 000 чел., около 11 000 орудий и минометов, 354 танка.  

 

Войска Западного фронта вступили в операцию 9–10 января. Главный удар наносился на вяземском направлении армиями левого крыла фронта. В ходе ожесточенных боев юхновская группировка немцев была охвачена с трех сторон. Части 50-й армии (генерал-лейтенант И. В. Болдин) и 1-й гвардейский кавалерийский корпус (генерал-майор П. А. Белов) обошли Юхнов с юга и юго-востока, а с севера и северо-востока его обошли войска 43-й (генерал-майор К. Д. Голубев) и 49-й армии (генерал-лейтенант И. Г. Захаркин). Ударная группа Белова должна была, взаимодействуя со ржевской группировкой, сыграть главную роль в окружении 4-й и 9-й армий вермахта. В середине января соединения Белова начали бои в районе Варшавского шоссе. 27 января пять кавалерийских дивизий прорвались через него в тыл противника.  

 

Наступавшие части 33-й армии генерала Ефремова 19 января овладели городом Верея, прорвали оборону врага. 30 января приказом командующего фронтом ударной группе армии предписывалось «в течение 1–1,5 суток преодолеть расстояние от 25 до 90 км и в дальнейшем во взаимодействии с группой ген. Белова овладеть Вязьмой». Приказ был выполнен, и 1 февраля дивизии 33-й армии начали бои в 7–8 км южнее и юго-восточнее Вязьмы. По разным оценкам, в прорвавшихся соединениях и других частях было до 16 тысяч человек.  

 

Вязьму немцам сдавать было нельзя, так как это был ключевой пункт обороны, где ко всему прочему находились штабы трех армий: 9-й полевой – Вальтера Моделя, 4-й полевой – генерал-лейтенанта Готтхарда Хейнрици и 4-й танковой – генерал-лейтенанта Рихарда Руоффа.  

 

Модель быстро понял, что возникла угроза гибели не только его армии, но и всей группе армий «Центр». Он неоднократно выезжал на передовую, чтобы лично ознакомиться с обстановкой. Модель спас 9-ю армию в результате контрудара со стороны Ржева и у Оленина. Благодаря этому удару он окружил соединения 39-й и 29-й армий. Правда, в конце февраля 1942 г. части двух армий, неся большие потери, все-таки вырвались из кольца.   Разумеется, до полной стабилизации фронта было еще далеко. Значительно поредевшие силы Моделя подвергались постоянным атакам со стороны 22-й, 31-й, 30-й и 1-й ударной армий. Атакуя немецкие позиции, советские вое­начальники не затрудняли себя тактическими изысками, а просто изнуряли и себя, и противника широкомасштабными лобовыми атаками, волна за волной, в жуткие морозы.  

 

Западная группировка 33-й армии действовала на стыке 4-й и 9-й полевых армий. Части Ефремова осадили Вязьму, перерезали железную дорогу Вязьма – Брянск и в первых числах февраля 1942 г. вели непрерывные атаки. Но овладеть городом так и не смогли. После 3 февраля войскам Моделя и Хейнрици удалось ликвидировать прорывы севернее и южнее Юхнова. В результате дивизии Ефремова, части 1-го гвардейского кавкорпуса Белова и 8-й воздушно-десантной бригады Западного фронта оказались в окружении.  

 

Жуков пытался помочь своим отрезанным войскам. Командующий фронтом вначале потребовал от командования 43-й армии восстановить положение под Юхновом. Потом были подключены войска 49-й и 50-й армий. Активные бои вели окруженные дивизии. Жуков обещал Ефремову и Белову, что к ним придет помощь. Но командование группы армий «Центр» усилило оборону своих войск под Юхновом, и все попытки прорвать ее извне провалились.  

 

Для окруженной Западной группировки 33-й армии начался период выживания. Атаки на Вязьму были прекращены. И по причине бесперспективности, и по причине того, что атаковать было уже некем и нечем. Почти весь февраль Ефремов удерживал свои дивизии на прежних рубежах. В этот период в штабы дивизий уходили жесткие и краткие приказы, суть которых сводилась к одному: держаться до последнего.  

 

Тем временем Восточная группировка 33-й армии продолжала попытки прорыва. 19 февраля в упорном бою, в ходе которого обе стороны понесли большие потери, в том числе и в танках, батальоны 266-го и 129-го полков 93-й стрелковой дивизии ворвались на окраины Пинашина. Но удержаться там не смогли.  

 

В начале марта была предпринята очередная попытка окруженных частей 33-й армии изнутри и ударной группы 43-й армии извне прорвать котел. Немецкое командование перебросило сюда дополнительные силы. Расстояние между советскими войсками сократилось до 2 км, но преодолеть их не удалось. С этого времени положение 33-й армии стало ухудшаться с каждым днем. На 11 марта в окруженных частях и соединениях армии Ефремова насчитывалось 12 789 человек. В группе Белова к концу марта было приблизительно 17 тысяч человек (в первую очередь благодаря местным партизанским отрядам, влившимся в состав его корпуса).  

 

В спецсообщении начальника особого отдела НКВД Западного фронта от 8 апреля 1942 г. говорилось о тяжелом положении со снабжением боеприпасами и продовольствием в 33-й армии: «Значительная часть артиллерии законсервирована из-за отсутствия горючего и боеприпасов… Потери с 1.02 по 13.03.1942 г. составляют убитыми – 1290 человек, ранеными – 2531 человек… Пополнение личным составом не производится… Питание состоит из небольшого количества разваренной ржи и конины. Соли, жиров и сахара совершенно нет. На почве недоедания участились случаи заболевания бойцов… В ночь на 15 марта умерли от истощения два бойца».  

 

Против дивизий генерала Ефремова Модель и Хейнрици бросили части семи дивизий. Кольцо окружения сузилось до размеров 10 на 25 км. В апреле Ефремову и Белову было дано разрешение на выход из котла. Командованию 33-й армии, в частности, было указано выходить лесами через партизанские районы в направлении на Киров, где 10-й армией готовился прорыв обороны противника. Но полуголодные люди, среди которых было много раненых и больных, в условиях весенней распутицы преодолеть 150–180 км вряд ли смогли бы. Ефремову пришлось искать другой маршрут и одновременно вести тяжелые бои.  

 

3 апреля 1942 г. самолеты Люфтваффе разбросали над котлом листовки с ультиматумом, в котором в том числе говорилось: «Германский солдат и германское руководство питают уважение к мужеству окруженной 33-й Красной Армии и подчиненным ей 113-й, 160-й и 338-й стрелковым дивизиям. Эта армия храбро сражается. Она была окружена с начала февраля благодаря тому, что советское правительство не сумело оценить значение германской военной мощи. Все попытки вашей армии прорвать образовавшееся вокруг нее кольцо оказались безрезультатными. Они только вызвали огромные жертвы. Также и в будущем этим трем храбрым дивизиям не удастся прорвать германские линии».  

 

Но даже в тяжелой ситуации Ефремов не падал духом и настраивал своих командиров и личный состав на прорыв. 7 апреля в район окружения приземлился самолет, чтобы забрать командующего 33-й армией. Командарм лететь отказался. Он приказал погрузить знамена частей и сказал летчику, когда тот еще раз напомнил Ефремову о приказе Сталина: «С солдатами сюда пришел, с солдатами и выходить буду».  

 

В середине апреля была предпринята последняя попытка остатков 33-й армии выйти из котла. Но и она успеха не имела. Вместе с Ефремовым прорывалась группа около 2 тысяч человек. В одном из боев командарм был тяжело ранен и уже не мог физически руководить боевыми действиями. Его несли на носилках, когда автоматчики, последние солдаты из его штаба, отбивали атаки немецкой пехоты. Ефремов понимал, что это конец. Он боялся, что окажется в состоянии немощи и уже не сможет владеть собой. 18 апреля 1942 г. Михаил Григорьевич, находившийся с небольшой группой недалеко от деревни Жары, достал пистолет и пустил себе пулю в висок…  

 

Тем временем ожесточенные бои продолжались. Солдаты и командиры, сопровождавшие командарма, были в основном убиты, а тех, кто был ранен, добили поисковые команды 4-й полевой армии, прочесывавшие район. Вырваться из котла удалось немногим. Примерно 230 человек перебрались через линию фронта и вышли в расположение 43-й армии. Еще 670 человек остались на оккупированной территории и влились в партизанские отряды. Но большая часть 33-й армии – около 10 600 человек – была уничтожена.  

 

Тело генерал-лейтенанта Ефремова попало в руки врага. Однако немцы похоронили его с отданием всех воинских почестей. Согласно одной версии, распоряжение о торжественных похоронах отдал сам Модель. Он якобы присутствовал при погребении Ефремова в селе Слободка и произнес короткую речь, обращенную к немецким солдатам: «Вы должны сражаться за Германию так же храбро и мужественно, как этот генерал за свою Россию!»  

 

СЛУГИ ВОЖДЕЙ, ОТЦЫ СОЛДАТАМ  

 

Ржевско-Вяземская операция 1942 г. считается одной из самых кровопролитных операций Великой Отечественной войны. Официально Западный и Калининский фронты потеряли 776 889 человек, по данным независимых исследователей – более 950 тысяч солдат и офицеров. Часть специалистов считает виновником гибели 33-й армии лично командующего Западным фронтом (поз­же – главкома Западного направления) Г. К. Жукова. Именно его ошибки, по их мнению, привели к трагическому финалу. Следует добавить, что в глубокий тыл противника, кроме 33-й армии, были брошены 1-й гвардейский и 11-й кавалерийский корпуса, 39-я и 29-я армии Калининского фронта. При отсутствии вторых и последующих эшелонов это легко могло привести к окружению прорвавшихся сил, что и произошло.  

 

В качестве причин неудачи в боях под Ржевом и Вязьмой называется недооценка Западного направления, сил возможного сопротивления противника и его способности быстро маневрировать резервами. Ответственность за трагедию автоматически ложится не только на Жукова, но и на высшее военное руководство, которое поставило перед войсками Западного направления непосильные задачи.  

 

Конечно, в ходе Ржевско-Вяземской операции советскими войсками были полностью освобождены Московская, Тульская, часть Калининской (ныне Тверской) области, но ее главная цель – уничтожение группы армий «Центр» – не была достигнута.  

 

Несомненно, в том, что Ржевско-Вяземская операция потерпела крах, огромная заслуга Моделя. Именно он спас группу армий «Центр» от разгрома. За свою победу Модель получил звание генерал-полковника. Гитлер лично вручил ему дубовые листья к Рыцарскому кресту (Рыцарским крестом генерал был награжден еще в июле 1941 г. за взятие Бобруйска). Немецкие войска закрепились на ржевско-вяземском плацдарме, что создавало постоянную угрозу нового наступления на Москву.  

 

Как и Михаил Ефремов, Вальтер Модель был предан вождю своего государства – Адольфу Гитлеру. По приказу фюрера он отправлялся туда, где складывалась критическая ситуация для вермахта. И совсем не случайно генерал получил прозвища «пожарник Гитлера» и «лев обороны». Именно он в течение всего 1942 г. удерживал Ржевский выступ, устроив для Красной Армии настоящую кровавую баню, так что и сегодня исследователи приводят разные данные о погибших бойцах и командирах РККА. По оценкам маршала В. Г. Куликова, общие потери советских войск на ржевско-вяземском направлении в 1942–1943 гг. составили около 2,5 млн человек.  

 

Моделя по праву считают «мастером отступлений». Помимо того что германский генерал второй раз нанес поражение Г. К. Жукову, – чья операция под кодовым наименованием «Марс» провалилась, – он сумел, в рамках операции «Буйвол», отвести немецкие войска на новые рубежи в марте 1943 года. За успешное проведение этой операции Моделя наградили мечами к Рыцарскому кресту.  

 

Впрочем, отвод немецких войск сопровождался многочисленными военными преступлениями. Модель лично приказал эвакуировать все мужское население призывного возраста, конфисковать все запасы продовольствия, отравить колодцы и сжечь дотла многие деревни. Именно эти приказы, а также жестокий характер антипартизанских действий привели к тому, что Советский Союз объявил Вальтера Моделя военным преступником.  

 

Как и Ефремов, Модель большое внимание уделял подготовке и обеспечению солдат. Он слыл жестким и требовательным командующим, который не привык сидеть в штабе, а предпочитал лично контролировать обстановку во вверенных ему боевых соединениях, часто появляясь на передовой. «Его твердое лицо с большим моноклем и краткая манера разговаривать, – вспоминал один офицер, – действовали на тех, кто его не знал, неприятно. Он казался нелюбезным. Его посещение всегда было очень коротким». Даже Гудериан, под началом которого Модель вступил в войну против Советского Союза, отмечал, что «храбрый и неутомимый» Модель оказывался «нехорош для ленивых и неспособных подчиненных, потому что он решительно добивался своего».  

 

Впрочем, Модель умел расположить к себе и командиров, и солдат, поэтому люди, которые его хорошо знали, отзывались о нем весьма доброжелательно. В частности, командир 6-й пехотной дивизии 9-й армии генерал Хорст Гроссман отмечал в своих мемуарах: «Он производил впечатление небольшого, но сильного человека. Его голову обрамляли густые черные с проседью волосы. По его ясным, несмотря на толстое стекло монокля, открытым и добрым серо-голубым глазам можно было судить о доброте его сердца».  

 

Моделю не всегда сопутствовала удача. В период битвы на Курской дуге 9-я армия показала себя не самым лучшим образом. Наступление на участке фронта, которым руководил «лев обороны», плохо началось, а развивалось еще хуже. В итоге намеченные планом «Цитадель» рубежи так и не были достигнуты. Однако веру Гитлера в Моделя поражение под Курском практически не пошатнуло.  

 

В конце января 1944 г. Модель стал командующим группы армий «Север». Ему пришлось не столько противостоять наступающим советским войскам, сколько по возможности задерживать их продвижение и отводить свои силы. Моделю удалось отойти от линии «Пантера», заняв рубеж от Нарвы по западному берегу Чудского озера и реки Великой до расположения 3-й танковой армии Рейнгардта, и удержаться там, остановив советское наступление. За этот отвод войск он получил 1 марта 1944 г. звание генерал-фельдмаршала. Вскоре Гитлер отправил его на Украину, где он сменил Манштейна на посту командующего группы армий «Северная Украина».  

 

В ходе советской наступательной операции «Багратион» группа армий «Центр» оказалась в отчаянном положении. Модель был срочно направлен в Белоруссию, сохранив за собой прежнюю должность. Фактически он командовал большей частью немецких войск на Восточном фронте. Когда в августе 1944 г. Красная Армия остановилась на подступах к Варшаве, Гитлер провозгласил Моделя «спасителем Восточного фронта» и наградил его бриллиантами к Рыцарскому кресту.  

 

В августе 1944 г. Модель стал главнокомандующим на Западе. Поначалу ему удавалось сдерживать натиск англо-американских войск, но потом его соединения были разгромлены силами союзников в Арденнах (декабрь 1944 г. – январь 1945 г.) и в ходе Маас-Рейнской операции (февраль–март 1945 г.).   В начале апреля 1945 г. Модель попал в окружение во время Рурской операции. Он искал брешь в американских линиях, чтобы проскользнуть в нее, но все было тщетно. В плен фельдмаршал сдаваться не собирался. Он говорил офицерам своего штаба: «Русские объявили меня военным преступником, и американцы наверняка отдадут меня им – для виселицы. Мой час настал». 21 апреля 1945 г. вблизи деревни Ведау Вальтер Модель достал свой табельный пистолет из кобуры и, так же как и Ефремов, застрелился.

Дмитрий ЖУКОВ, Иван КОВТУН

Источник: sovsekretno.ru