Регистрация    Войти
Авторизация

Ушли под лед

Категория: Факты истории / Факты истории
Ушли под лед 
 
В Приэльбрусье обнаружен похороненный заживо отряд вермахта. Данных о его миссии нет ни в немецких, ни в российских архивах.   Приэльбрусье, где во время Великой Отечественной войны шли самые высокогорные в мире бои, до сих пор сохраняет множество тайн. Историки еще не нашли ответов на многие вопросы, а горы, где последние годы идет интенсивное таяние ледников, постоянно подбрасывают им новые загадки. Недавно краевед, автор и издатель книг о Кабардино-Балкарии Виктор Котляров сделал сенсационное заявление: ему известно место в Северном Приэльбрусье, где находятся тела погибших фашистов – их десятки, а может, и сотни. Они не захоронены, а вмерзли в лед, благодаря чему сохранились почти идеально, однако извлечь их из ледяного массива без специалистов высокой квалификации и специального оборудования невозможно.  
 
Последние несколько лет в горах Приэльбрусья работала альпинистская разведрота специального назначения 34-го разведывательного батальона Южного военного округа (ЮВО), с помощью местного поискового отряда «Мемориал Эльбрус» ведущая поиск останков солдат Великой Отечественной. За несколько лет ими было обнаружено то, что осталось от тел сотен советских солдат, их вооружение, боеприпасы. Многих защитников Приэльбрусья уже похоронили с воинским почестями в братской могиле в поселке Терскол.  
 
И, самое главное, были найдены и идентифицированы останки легендарного лейтенанта Григорьянца (подробно о гибели его подразделения газета «Совершенно секретно» рассказывала в № 21/2014. – Прим. ред.), который со своей ротой 28 сентября 1942 вступил в неравный бой с великолепно подготовленными, вооруженными и экипированными немцами возле высокогорной гостиницы «Приют 11». Эта находка позволила с уверенностью сказать, что дамский парикмахер из Баку, ставший на войне разведчиком, не сдался фашистам, как свидетельствовали немецкие источники, а героически принял смерть в бою.  
 
Однако ни «Мемориал Эльбрус», ни военные поисковики, ни альпинисты, с середины 60-х годов прошлого века находившие в горах останки советских солдат, фрагменты обмундирования или оружие, никогда не обнаруживали в горах тел убитых немцев.  
 
«Конечно, были и немцы убитые, много даже, дед рассказывал. Но куда они потом девались – то ли дедушка не говорил, то ли просто я не обратил внимания или не запомнил», – рассказал Магомед Байдаев, уроженец Терскола, последнего поселка перед Эльбрусом.  
 
Битва за Кавказ продолжалась свыше 14 месяцев – с 25 июля 1942 года по 9 октября 1943 года. В сражениях погибли более 344 тысяч советских солдат, более 605 тысяч были ранены. Гибли и противники, но до недавнего времени об обнаружении останков фашистских солдат практически ничего не сообщалось.

 НЕМЕЦКИЙ ХАРАКТЕР  
 
«Все очень просто, – говорит Виктор Котляров. – Убитых фашистов мы не находим потому, что во время войны у них существовали так называемые эвакопункты, куда немцы доставляли убитых. В холодное время года их можно было переправить на родину. Если же тело начинало разлагаться, погибшего хоронили на месте. Но на поле боя они тел своих сослуживцев никогда не оставляли».  
 
Историк Олег Опрышко, автор книг об обороне Приэльбрусья, утверждает, что немцы если и увозили своих убитых на родину, то нечасто. «В Германию отправляли ну только очень высокопоставленных офицеров, остальных хоронили в горах. Но хоронили, а не оставляли лежать там, где погиб. К своим мертвым они относились гораздо более уважительно, чем наши. Возможно, сказывалась немецкая любовь к порядку, их привычка поступать как принято. А может, они в то время чувствовали себя более уверенно и спокойно, чем наши…» – говорит историк.  
 
Подполковник Олег Заруцкий, руководитель поискового отряда МВД по КБР «Память» в составе первого поискового отряда Нальчика, работающего на равнинной части Кабардино-Балкарии, отметил, что и их группа ни разу не находила останков немецких солдат: «Они всегда уносили убитых с поля боя и хоронили. На их позициях всегда все было упорядоченно – консервные банки в одном месте, гильзы – в другом, бумаги – в третьем. Видимо, проявление немецкого характера, склонного к порядку во всем. Что касается тел фашистов, о которых говорит Котляров, могу сказать абсолютно уверенно: значит, про них не знали свои. Либо это было какое-то секретное подразделение, либо отряд просто заблудился. Или не было возможности искать. Иначе они бы были сразу вывезены и должным образом похоронены».  
 
Историк Олег Опрышко напомнил, что у каждого немецкого солдата был индивидуальный жетон.  
 
«Если солдата убивали, жетон разламывали напополам по имеющимся на нем специальным насечкам, половинку хоронили вместе с убитым, половинка сохранялась в немецких архивах. Велся строгий учет. Тел с целыми жетонами, то есть непохороненных и неучтенных, практически не было…»  
 
И действительно, в частях и подразделениях вермахта, кроме донесений о потерях, было положено ежемесячно готовить так называемые Перечни личных опознавательных знаков (Erkennungsmarken-Verzeichnis) – списки по выданным и по ушедшим из подразделения (в лазарет, другую часть, в могилу и т.д.) личным знакам солдат и офицеров. Перечни отправлялись в Центральное справочное бюро вермахта по учету потерь (Wehrmacht-Auskunft-Stelle, сокращенно WASt) в Берлине.  
 
Сегодня современной правопреемнице WASt – Немецкой службе по оповещению близких родственников павших бывшего немецкого вермахта [Deutsche Dienststelle (WASt), Berlin Eichborndamm 179] досталось наследие из более чем 100 млн сообщений по движению личных знаков только в сухопутных войсках и ВВС. Но ведение в годы войны такой сложной системы учета позволяет сейчас определять личность каждого погибшего или пропавшего без вести военнослужащего вермахта.  
 
Что касается места захоронения немцев, Олег Опрышко рассказал о довольно большом немецком кладбище, которое находилось когда-то за перевалом Хотю-Тау, но в наши дни уже не существует.  
 
«Мне в военных документах по Приэльбрусью, с которыми я работал, попадались донесения наших: дескать, заметили немцев, которые тащат своих убитых солдат…» – рассказал Олег Леонидович.  
 
Об этом же рассказывал ему Александр Сидоренко, в свое время снимавший немецкие штандарты, установленные на Эльбрусе, и водружавший на высочайшей вершине Европы советские флаги. По словам очевидцев, которых удалось в свое время найти Опрышко, в сторону Хотю-Тау постоянно шествовали караваны ишаков с грузом. Видимо, на них транспортировали тела убитых, считает историк.  
 
Об одном немецком захоронении по дороге в Приэльбрусье рассказал Виктор Котляров. Ему стало известно о том, что в предгорном селении Заюково в Баксанском ущелье проживала группа гитлеровцев. Чем они занимались, неизвестно, люди помнят, что они ежедневно уезжали куда-то на машинах, груженных непонятным оборудованием. И там же, в Заюково, был похоронен один из них – офицер, нашедший смерть при обстоятельствах, которые старики не помнят.  
 
«Официальное перезахоронение позволило бы точно определить его личность с помощью оставшейся половинки жетона», – говорит Котляров. Пока же ориентировались на слова стариков, которые как-то вспомнили надпись на могильной табличке. Старожилы Заюково утверждали, что на ней значилось: «Офицер Карл Зингер (или Зангер), погибший 10 ноября 1942 года».  
 
Виктор Котляров рассказал, что Абдул-Керим Купов, житель Заюково, во время войны был подростком. Вспоминая военное детство, он рассказал Котлярову, что живший у них в доме немецкий офицер приказал организовать транспорт, чтобы доставить тело погибшего сослуживца в эвакопункт в селение Малка, откуда его отправят в Германию. Труп немца, по свидетельству Купова, уже начал разлагаться, поскольку было тепло, и увезти его не удалось. Так на территории домовладения Куповых и появилась могила с крестом и табличкой с немецким именем.  
 
Когда селение освободили, убрали и крест, и табличку. Однако позже, во время каких-то строительных работ, сельчане, копая землю, наткнулись на кости и вспомнили, что в этом месте был похоронен немец.  
 
Перезахоронение же Котлярову провести не удалось, поскольку сейчас по могиле проходят коммуникации. Жетон, который позволил бы точно установить личность погибшего, находится в земле, под газопроводом, поскольку в военные годы никого из заюковцев он не интересовал.  
 
Таким образом, выяснилось, что в Приэльбрусье было не слишком большое немецкое кладбище, а на подъезде к горам еще можно найти могилу высокопоставленного офицера. Где же покоятся остальные оккупанты, не сумевшие ни покорить Кавказские горы, ни вернуться домой?
 
  НЕОБЫЧНАЯ НАХОДКА  
 
Как следует из исторических документов и воспоминаний стариков, заставших войну, немцы своих убитых хоронили неукоснительно и аккуратно. Поэтому, услышав рассказ местного жителя об обнаруженных в Северном Приэльбрусье телах фашистов, Виктор Котляров сразу понял, что речь идет о солдатах, погибших не в бою.  
 
Он рассказывает: «В нашем издательстве появился паренек, который сообщил, что в одном из ущелий Приэльбрусья – узком, обрывистом, не прогревающемся в силу своей затененности – прошлым летом они обнаружили тела немецких солдат, попавших, судя по всему, под лавину. Очень большую группу – несколько десятков (паренек называет цифру около двух сотен) человек. Дело в том, что в последние годы началось резкое таяние ледников и в этом ущелье под земляным слоем обнажился лед, а в нем – на глубине меньше метра – тела немецких солдат. Они лежат скопом – один на другом, то есть так, как их застала лавина. Сквозь ледяное зеркало просматриваются среди серо-зеленоватой массы даже лица. Это достаточно высоко, доступ туда возможен только летом. Он и его товарищи, еще двое балкарцев, увидели лежащих во льдах в июле–августе. Они уверены, что за это время там никто не был, тем более что сейчас все скрыто под плотным слоем снега».  
 
А незадолго до этого парнишка приносил и показывал Виктору идентификационные жетоны военнослужащих германской армии. Сказал, что нашел в горах, где именно – не стал рассказывать.  
 
Виктор Котляров говорит: «Интересно было то, что все жетоны (за исключением одного) целые, не переломанные пополам, а следовательно, они взяты с места, где нашли последний приют их обладатели. Переломанный жетон при наличии стольких целых говорит о том, что он находился в кармане одного из погибших. То есть солдат погиб раньше, его захоронили, а жетон взяли с собой его сослуживцы. Но передать по назначению, в Германию, не смогли, так как вскоре погибла и вся группа».  
 
Котляров рассказал, что Олег Опрышко – главный, пожалуй, на сегодняшний день специалист по боям за Кавказ – усомнился в том, что такая большая группа немецких солдат могла оказаться в горах и исчезнуть бесследно, сказал, что ничего не слышал об этом. Сам Котляров уверен, что необходимо поднять немецкие штабные документы, чтобы понять, что это за группа, какие цели были поставлены перед ней, что известно о ее исчезновении.  
 
«Без сомнения, сведения эти где-то есть. Я подключил к поиску ряд немецких друзей по Facebook; один из них отправил мне карты. Но они не вносят ясности в картину. Нужны донесения, большинство которых, как мне известно, находится в архивах США», – утверждает Виктор Котляров.   Он рассказал, что ему написал информатор из Германии, пообещав помощь некоторых немецких и американских интернет-форумов, специализирующихся на данных темах. Возможно, считает Котляров, речь идет об одной из групп (поскольку точная численность данного армейского подразделения неизвестна), входивших во второй дивизион горных охотников. Но это только предположение, подчеркивает краевед.  
 
 ТАЙНА ЗАХОРОНЕНИЯ  
 
«Мне уже известно место, где под метровым (а в некоторых местах и побольше) слоем льда лежит большое количество немецких солдат. Они разбросаны на достаточно протяженном участке – не менее 250–300 метров. Группами по 5–7 человек, один на одном; видна только общая серо-зеленая масса: таких групп не меньше восьми. Также лежат по отдельности. Общее количество подсчитать очень трудно, но речь идет о десятках, а скорее всего, сотнях (не менее двух сотен) человек», – утверждает Виктор Котляров.  
 
Краевед уверен, что погибли фашистские солдаты мгновенно, оказавшись под лавиной: «Она сошла с левой стороны (если спускаться по ущелью) и с правой – если подниматься. Под огромной массой снега оказались похороненными все, кто находился в этом ущелье, достаточно узком. Снег от времени и температуры спрессовался, замуровав тела солдат на долгие годы и сохранив их такими, какими они были осенью 1942 года. Сохранились тела и, естественно, все, что было при живых людях, – документы, личные вещи…»  
 
По мнению Виктора Котлярова, находка эта поистине сенсационна: ни разу, да еще и спустя 70 лет, здесь не находили такой большой группы солдат. Тем более что тела прекрасно сохранились, это именно тела, а не останки, и, вероятно, с ними идентификационные жетоны. Именно сенсационностью находки и объясняется то, что Котляров не сообщает, о каком ущелье Северного Приэльбрусья идет речь. Он выполняет обещание, данное парням, обнаружившим тела.  
 
«До организации официальной экспедиции мы решили не обнародовать местонахождение тел фашистских солдат», – объясняет краевед.   Что касается принесенных парнем жетонов, Котляров уверен, что относятся они к другому захоронению, расположенному поблизости. Он рассказал о сомнениях историка Опрышко, предположившего, что в ущелье могут лежать советские бойцы.  
 
«Но я уверен, что речь идет именно о немецких солдатах, более того, альпийских егерях, возможно, о румынских горных охотниках. Сквозь лед видно, что одеты они в куртки с капюшонами, на головах шапочки, специальные горные ботинки. Такого обмундирования у наших не было», – утверждает Виктор Котляров.  
 
 МАРШРУТ И ЦЕЛИ  
 
По расположению тел и предположительному маршруту группы фашистских солдат, вероятно, какого-то спецподразделения, предполагает Котляров, можно сказать, что перед тем, как попасть в лавину, люди спустились с перевала, ведущего в Закавказье. Он считает, что шли они из Абхазии.  
 
Он считает, что, если удастся обнаружить и извлечь документы, которые могут находиться у вмерзших в лед солдат, можно будет получить ответы на большинство вопросов. И это несмотря на то, что энтузиастам-помощникам из Германии пока не удалось найти какие-либо штабные документы, которые могут прояснить судьбу подразделения, появившегося и исчезнувшего в 1942 году в Приэльбрусье. Котляров, кстати, предполагает, что, судя по большому количеству погибших, в группе могли быть не только фашистские солдаты, но и пленные советские бойцы.  
 
«Ущелье это редко посещаемое, оно очень опасно. Здесь не советуют даже громко разговаривать, так как с правой стороны нависают огромные массы снега. Как здесь вести работу, какую технику применять, чтобы обезопаситься от схода лавины, как разрезать метровый слой льда, под которым лежат люди, – непонятно. Но экспедиция, которую предполагается сделать международной, обязательно состоится этим летом. И, возможно, в августе одной из военных тайн станет меньше», – говорит Виктор Котляров.  
 
Поисковики Южного военного округа заинтересовались находкой. По мнению нальчанина-краеведа, эта находка может сослужить хорошую службу установлению взаимопонимания между нашим народом и немецким.  
 
«Особенно накануне такой даты, как 70-летие Победы. Это помогло бы не только выяснить судьбы безвестно пропавших когда-то немецких солдат, но и восстановить страницы нашей военной истории», – считает Котляров.


Юлия ВЕРНИКОВСКАЯ

Источник: sovsekretno.ru